Саманта Кристофоретти (русский бортжурнал) (samlogbook_ru) wrote,
Саманта Кристофоретти (русский бортжурнал)
samlogbook_ru

Бортжурнал: L+200, часть 3

Это третья запись финальной серии, описывающей отправление со станции, посадку и повторную адаптацию.

11 июня 2015 г.

После сброса давления в тамбуре мы в течение нескольких минут наблюдали за показаниями давления в спускаемом аппарате и орбитальном отсеке нашего «Союза»: оба значения были стабильны, что указывало на отсутствие явной и существенной утечки (что, впрочем, и ожидалось). Конечно же, нам необходимо было убедиться и в отсутствии незначительной утечки, прежде чем мы примем решение оставить станцию и доверим люку «Союза» удерживать воздух внутри корабля. Полная проверка на наличие утечек занимает 30 минут, при этом измеренные значения давления в тамбуре регистрируются каждые 5 минут, но поскольку быстрого падения давления не наблюдалось и ситуация не представляла для нас опасности, мы снова открыли люк спускаемого аппарата, чтобы выплыть в орбитальный отсек и надеть наши скафандры «Сокол».

Я вышла первой, как мы и планировали. Антон и Терри остались в спускаемом аппарате, пока я пользовалась туалетом «Союза». Я хотела сделать это как можно позже: дело в том, что я надела подгузник, но не была уверена, что смогла бы использовать его в течение нескольких часов в невесомости, которые нам предстояло провести в ожидании тормозного импульса. Каким-то образом подгузники и невесомость оказались в моём случае несовместимы, о чём я узнала во время выхода на орбиту.

Я надела свой биомедицинский пояс, который непосредственно контактирует с кожей, затем нижний костюм скафандра «Сокол», периодически сообщая Антону и Терри показания давления в тамбуре, отображаемые на мановакуумметре, для дальнейшей передачи на Землю. Чтобы счесть люк герметичным, рост давления в течение 30 минут не должен превысить 1 мм рт.ст.

Затем Антон присоединился ко мне в орбитальном отсеке, чтобы помочь мне надеть «Сокол». Для ускорения этого процесса я старалась сохранять неподвижность, позволив Антону позаботиться обо всём завязывании и застёгивании. Одна из замечательных особенностей профессии астронавта: вы можете позволить кому-либо одеть вас, подобно взрослому, который одевает ребёнка, и никто не будет над вами смеяться!

Антон сообщил, что у нас осталось не так уж много времени. Из-за испытаний антенн системы «Курс», которые должны были проводиться в фоновом режиме во время нашей расстыковки, Земля собиралась отправить команду на включение системы наведения и навигации примерно на час раньше, чем в случае обычного графика в день отправления. В этот момент мы уже говорили о московском времени, поскольку все операции «Союза» привязаны именно к нему: накануне вечером мы старательно записали важные отметки времени в наши контрольные списки на основании радиограммы, отправленной Центром управления полётами в Москве. Теперь нас отделял от космической станции не только вакуум, но также и три часа времени!

После завершения процедуры надевания скафандра «Сокол», который сохранит мою жизнь в случае разгерметизации при входе в атмосферу, я сделала последний глоток воды из пакета, который должен был остаться в орбитальном отсеке, взяла последний кусочек отложенной еды и поплыла занимать своё место в спускаемом аппарате. Меня не оставляла мысль, что это были мои последние несколько секунд свободного полёта в невесомости: после пристёгивания ремней на моём кресле, я не смогу отстегнуть их вплоть до посадки на Земле. [продолжение следует]

На фото: я в скафандре «Сокол» за несколько дней до расстыковки во время предварительной проверки герметичности.

Оригинал: #SamLogbook

Виртуальный тур по модулям МКС, созданный на основе фотографий Саманты Кристофоретти

Саманта Кристофоретти на МКС
Tags: курс, сокол, союз
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments