Саманта Кристофоретти (русский бортжурнал) (samlogbook_ru) wrote,
Саманта Кристофоретти (русский бортжурнал)
samlogbook_ru

Categories:

Бортжурнал: L+59...L+65

Прошедшая неделя была заполнена множеством экспериментов — прошу прощения, что не держала вас в курсе, но здесь, на форпосте человечества в космосе, у нас действительно было очень много дел!

С некоторыми экспериментами, например Circadian Rhythms (Суточные ритмы), вы уже знакомы, но были и новые, такие как Airway Monitoring — эксперимент ЕКА по наблюдению дыхательных путей. Я довольно подробно рассказывала об этом эксперименте в моих записях о подготовке к полёту, например, в L-129.

На данный момент, после преодоления ряда «детских болезней» оборудования (которое отличается высокой сложностью и частично используется на борту МКС впервые), мы с Терри подготовили всё необходимое для проведения сеанса измерений при нормальном давлении, а через несколько недель проведём измерения при пониженном давлении, для этого нам придётся запереть себя в шлюзовой камере и снизить давление.

Знаете, я не думаю, что на нашей планете есть лаборанты, которые работают с таким же широким спектром научных дисциплин, с которым имеем дело мы. Я полагаю, что лаборатории на Земле более специализированы, и работающие в них учёные и технические специалисты хорошо подготовлены к решению определённого круга задач. Мы же, с другой стороны, не имеем узкоспециализированных навыков и большого опыта работы в какой-либо одной области научной деятельности, эксперименты для которой выполняем. Подготовку к некоторым экспериментам мы прошли много месяцев назад, для проведения других мы обучаемся непосредственно на борту, используя видеозаписи или презентации.

Некоторые астронавты имеют определённый опыт работы в экспериментальной науке, но это скорее исключение. Большинство из нас полагаются на подробно описанные процедуры, а также, при проведении наиболее сложных операций, на предоставляемую в реальном времени поддержку разработчиков эксперимента и исследователей, находящихся на Земле. Иногда они общаются с нами через дежурных операторов в центрах управления, таких как Eurocom для операций ЕКА, а в некоторых случаях даже разговаривают непосредственно с нами по каналу космос-Земля, который в этом случае выделяется только для них.

Моя собственная научная подготовка ограничена теми знаниями, которые можно получить с дипломом инженера, и даже если бы я выбрала научное образование вместо технического, например, в области физики, то и в этом случае я бы вряд ли имела возможность работать с клеточными культурами и изучать многочисленные поколения дрозофил и червей. И я не уверена, что решилась бы сделать это своей основной работой — для этого, вероятно, требуется больше терпения, чем я способна уделить такому занятию. Но, тем не менее, мне очень интересно заниматься проведением этих экспериментов здесь, на МКС!

Например, в понедельник я снова работала с экспериментом Epigenetics. Моими маленькими друзьями в этом случае являются не дрозофилы, а другие животные, широко используемые в исследованиях в качестве моделей более крупных организмов: это черви длиной в миллиметр, именуемые Caenorhabditis Elegans, для друзей — просто C. Elegans. И точно так же, как в случае с плодовыми мушками, мы хотим, чтобы они размножались: всего четыре поколения червей вырастут на борту станции и выборка каждого поколения (взрослые особи и личинки) будет сохранена в морозильнике для возвращения на Землю.

«Дракон» привёз C.Elegans в шприцах, и на прошлой неделе я ввела их в культуральные мешочки, чтобы начать инкубацию. Затем, в понедельник, я извлекла молодых червей с помощью специального шприца, снабженного фильтром, который не пропускал более крупные взрослые особи. Взрослые черви первого поколения остались в исходном культуральном мешочке и были заморожены, в то время как молодые особи были помещены в другой мешочек для дальнейшего размножения. Цель эксперимента, как следует из названия, состоит в изучении унаследованных эпигенетических изменений, то есть изменений в экспрессии генов, а не в самой ДНК. Иными словами, окружающая среда не может изменить гены в ДНК, но она может повлиять на то, как гены экспрессируются, то есть «активируются». Черви будут адаптироваться к невесомости, что будет вызывать изменения в экспрессии их генов, и вопрос стоит так: как эти изменения, если они имеют место, наследуются потомством?

Увлекательно, не правда ли?

Оригинал: #SamLogbook

Саманта Кристофоретти на МКС
Tags: airway monitoring, circadian rhythms, epigenetics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment