Саманта Кристофоретти (русский бортжурнал) (samlogbook_ru) wrote,
Саманта Кристофоретти (русский бортжурнал)
samlogbook_ru

Categories:

L-228. Сегодня у меня испытания низким давлением!

Я побывала в компании «Звезда», которая производит наши скафандры «Сокол» и ложементы для наших сидений. Как вы возможно помните, некоторое время назад для меня изготовили мой индивидуальный скафандр «Сокол» №422. В феврале я провела в нём два часа при избыточном давлении 0,4 атм, чтобы убедиться в том, что он хорошо сидит на моей фигуре в наддутом состоянии. Если вы пропустили тот мой рассказ, то сможете найти его в записи L-280.

Сегодня я проверила стандартные функции моего «Сокола» в барокамере, где я провела пару часов, лёжа в сиденье для ТПК «Союз» на своём индивидуальном ложементе. Сначала мы проверили скафандр на наличие утечек — точно так же, как мы будем делать это на стартовой площадке перед запуском: я вручную закрыла синий регулирующий клапан и убедилась, что номинальное избыточное давление было достигнуто в течение заданного времени. Затем я снова открыла этот клапан и вернула его к номинальному значению 0,4: если давление вокруг меня упадёт ниже 0,4 атм (и, очевидно, это план дня на сегодня), то регулятор обеспечит поддержание постоянного внутреннего давления, соответствующего этому значению.

После успешной проверки на герметичность дверь камеры была закрыта, и мы начали упражнение. Сначала давление было снижено до уровня 5 км. Возможно, вам покажется странным использование километра в качестве единицы измерения давления, но в гипобарической камере это обычное дело. Давление определяется относительно стандартной земной атмосферы: когда мы говорим, что мы на 5 км, то имеем в виду, что давление в камере эквивалентно давлению в атмосфере Земли на высоте 5 км (что составляет примерно половину давления на уровне моря).

На 5 км мы на некоторое время остановились, вентиляция скафандра была прекращена, и вместо этого был подключен источник чистого кислорода. Подача кислорода осуществляется с гораздо меньшим расходом — точно так же, как было бы в «Союзе», — и с этого момента температура внутри скафандра начала немного расти, по мере того как мы возобновили наш «подъём» в направлении более низких давлений. На 7 км я почувствовала, что костюм начал раздуваться, и стрелка индикатора, показывающая избыточное давление в скафандре, начала отодвигаться от нулевой позиции: регулятор сработал, предотвратив падение внутреннего давления ниже 0,4 атм.

В конце концов, мы достигли 30 км, где давление составляет около 1/100 от значения на уровне моря, то есть практически состояния вакуума. К этому моменту скафандр, всё ещё находящийся под постоянным внутренним давлением, был довольно сильно раздут и стал очень жёстким. Было бы довольно сложно работать в этом состоянии, но... я, определенно, не могу жаловаться. В действительно плохой день этот скафандр может спасти мою жизнь — так же, как он защитил меня от вакуума сегодня!

Фотография: Юрий Каргаполов

Оригинал

↓ Испытания скафандра «Сокол» в гипобарической камере
Саманта Кристофоретти - журнал подготовки к экспедиции на МКС
Tags: сокол
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments